суббота, 9 июля 2016 г.

Придет серенький волчок и укусит за бочок

Всю свою сознательную жизнь я живу со шрамом. Не то чтобы я совсем Гарри Поттер и у меня во лбу горит молния или хотя бы на крайний случай ЭКГэшка, но дефект у меня правда есть (и не один, вообще-то). 
Шрам облюбовал на моем теле себе правый бок и расположился там несимпатичной келлоидной змейкой. Откуда эта фиговина взялась, было интересно с самых ранних лет.
 Маман особо не утруждала себя объяснениями о возникновении сего артефакта на моем теле и сказала, что это я упала с лавки на даче. Ну вообще по мне похоже, да. Может быть знай я суровую правду, то вряд ли бы носилась как угорелая, падала с деревьев и дразнила гусей. Но мама решила, что история про лавку весьма правдоподобна. 
Чуть позже, где-то перед школой,  я узнала, что оказывается не все дети раз в месяц сдают анализы, лежат на электрофорезе, пьют невкусные травы и давятся Фитолизином, и это исключительно моя участь, а кто-то знать не знает как выглядит поликлиника и как это трудно с утра собирать мочу на анализ. Тут-то мне и сообщили, что оказывается в далеком 1992 году меня взяли и прооперировали, отсюда и шрам. А не вовсе потому что спившийся лысый врач хотел убить меня, а вместо этого только накорябал скальпелем что-то совсем странное, а потом пришел гигантский волосатый чувак и отвел меня в академию со словами "ты медик, Оля" ( мне тут такие препараты дают, что не удивляйтесь).
Так прошло 23 года, мы со шрамом росли, иногда он болел, и если я с возрастом стала вроде ничего, то шрам растянулся в некрасивую ленту и категорически мне не нравился. Ну что такое, я и так не тяну на звание красотки, давайте будем мне тут еще всякие дефекты добавлять. 
Короче, это история про то, как шрама больше не стало.

В понедельник я чувствовала себя героем, с прооперированной женщиной все было хорошо, даже Валера рассщедрился и отпустил меня раньше. Спасибо, ну что вы, я всего-то тут третьи сутки. 
Несмотря на то, что я была совсем сонная и малость неработоспособная,  мы с мамой начали разбирать бабушкину квартиру, где набралось 28 мешков мусора, которые я торжественно оттащила на помойку. И это только из одной комнаты. 

Вечером стала картинно недомогать, то лапы ломит, то хвост отваливается, но решила, что просто устала, хотела хлебнуть вина, но уже в 21-00 провалилась в сон. И это был последний раз, когда я спала нормально на любимом правом боку, укрывшись одеялком и обняв котика. 

В три ночи все пошло не так. Ох уж эти три ночи, колдовское время. 
Заболел бок вкупе за шрамом. Сильно, не как обычно я хожу и ною, что бок тянет, а вот прям заболел. Испугалась. Полежала, в надежде, что пройдет. Не прошло. Позвонила маме, всхлипывая попыталась донести, что у меня аппендицит. Ох, лучше бы это был он.... Мама была не сильно рада полуночному звонку, сказала срочно приезжать, и не дай бог у меня очередная кишечная колика, она прибьет меня на месте. Забегая вперед, скажу, что диагност, Оля, вы так себе. 
В такси мне стало хуже, в лифте начало темнеть в глазах. Я была в полной уверенности, что во мне что-то лопнуло и сейчас гнойно-кровавой лужей растекается по животу. Мама металась и названивала в скорую, отчим задумчиво рассуждал, что это не аппендицит. О да, давайте поспорим, сейчас самое время.

Скорая была в этот раз действительно скорой, а не как обычно. Фельдшер Ежов с ухмылкой выдал "доработалась", я попросила его, что если будет в нашем приемнике, пусть передаст, что я умерла смертью храбрых, и пусть Валере будет стыдно. 
Уже через 10 минут меня выкинуло за борт медицинской братии, и я оказалась по ту сторону баррикад, то есть с пациентами, где по сей день и нахожусь.
Это как Оля в зазеркалье. Вот же приемник, не мой, но они все одинаковые. Вот бегунок со скорой, где расписаться? Ах, да, я же пациент. Вот медсестры и смотровая, но я теперь не Ольга Андреевна,  а "Небогатикова, полис ваш давайте".
На меня смотрели недоверчиво, мне было совестно, потому что я стала тем, кого сама недолюбливала. Девица ночью на скорой с адскими болями. С той разницей, что мои боли были действительно близки к агональным.

- Чо ночи-то ждать? - всплеснула руками хирург
- Ночью и заболело! - жалобно проскулила я
- Это не мое! - вынесла вердикт хирург, изрядно намяв мне бок, а потом добавила, - гинеколога, уролога зовите.


Но как же... Я же... Аппендицит.

Меня обезболили, после чего я смогла принять сидячее положение и прониклась любовью к сестре в приемном покое, сгоняли на узи и рентген и выдали, что мучает меня вовсе не аппендицит, а камень в почке. 
Какой камень? Откуда он взялся? Нет там камней, давайте аппендицит может?

 Стали заводить историю. Я знаю все вопросы заранее, и листки ваши с согласием знаю как заполнять

- Здесь ваша фамилия... - начала сестра
- Здесь родственника, а тут подпись... - продолжила я
- Часто в больницах бываете? - недоверчиво спросила сестра
- Очень
- Место работы и должность
- ЦГКБ 24, акушер-гинеколог
- Ой, а что вы сразу не сказали! - внезапно заулыбалась сестра
- А что это меняет?

Тем более я как никто знаю это раздражает "я вообще-то тоже медработник". Хотя обычно так любят говорить медрегистраторы, буфетчицы, санитарки  и гардеробщицы, коих нелегкая занесла работать в больницу.

Время было пять утра, когда меня положили в палату. В 524.  Я тоже веду 524, как забавно. Боже, меня же женщины ждут, выписка там, дежурство. Дежурство! Ой, Оля, лежи, болей, страдай. 

А потом начались два дня ада. Доктор внимательно соотнеся, то что печатают в истори болезни с моим фейсом выдал, что камни в самой почке они не дробят, что он огромный в 2 см, и как я вообще с таким жила. Я виновато кивала и стыдливо придерживала бок. Сошлись на том, что полечат воспаление и все. Как его собирались лечить, я не поняла, потому что меня только обезболивали, при этом приходилось гоняться за сестрой как шарик с фоторужьем. Я что-то упустила? Где мои антибиотики и спазмолитики? О боже, я превращаюсь в этих нудных женщин, которые донимают врачей, что их лечат неправильно.

К вечеру зазнобило и поднялась температура, дежурный доктор, заверил, что все нормально. Я сомневаюсь, что 39 на градуснике это вот так должно быть, но опять же в урологии я как свинья в апельсинах, так что ушла мирно болеть. Дальше становилось все хуже и хуже, хотя куда уж. К полудню следующего дня, я не вставала с кровати, меня то знобило, то бросало в жар, и бок еще позорно ныл. На мое счастье в палате появился заведующий. Не мой, если что. Мой, кстати, сделался очень недовольным, что я тут вздумала болеть. 
Крик был на все отделение, оказывается меня действительно не лечат, и прошло уже больше суток, а со мной еще не определились. Я нее привыкла, что из-за моей персоны столько шума, поэтому несколько растерялась. Снова сделали УЗИ, я пыталась тоже смотреть в экран, но ничерта не понимала. Собирались ставить в почку стому (эта такая трубка, чтобы я потом ходила с привязанным к спине пакетом с мочой, мало мне в жизни комплексов), но коварный камень всплыл и типа такой "я не причем, плаваю тут себе спокойно, никакие мочеточники не перекрываю". Пообещали утром компьютерную томографию, кррррруто! Обожаю такие штуки. Еще пообещали капельницу, чтобы меня не лихорадило. 
Вечером пришла мама и благополучно свернула всем кровь. Построила всех медсестер и дежурному врачу еще влетело. Медсестры, кстати, тут очень милые, добрые женщины, шлют на три буквы только так. Все мое пребывание в больнице я наблюдала за ними. Почему я должна лежать и болеть и ко всему прочему утопать в чувстве собственной вины. Так они себя и ведут, эти чудные женщины. Ты виноват, что засорилась капельница, что тебе нужно обезболиться, ты виноват, что надо мерить температуру и сдавать анализы. Я не прошу, чтобы передо мной расшаркивались и улыбались, просто делайте свою работу без комментариев, как и я свою, мало ли что кому не хочется, это должностные обязанности. Мне вот тоже не нравится смотреть дам которые с гигиеной на Вы с поклоном, но ни разу даже виду не подала. Да много работы, да маленькая зарплата, но я то в чем виновата, скажите мне? Совсем грустно слышать на просьбу обезболить "да ты задрала!", а потом медсестра пропадает на час и лежи себе загибайся. У нас в отделении не так, поэтому мне совсем грустно. Спасибо истеричному Валере, что выдрессировал все отделение. 

На следующее утро сделали обещанное КТ. Крутота! Лежишь такой важный, тебе йод вводят, все серьезно. Когда после ко мне подошел заведующий, я почувствовала, что дело дрянь. Ну да, карбункул в почке ( не гуглите, это гнойник) и камень, куда ж он денется, родимый. Выход один - оперировать, не дожидаясь перитонитов. То есть если все хорошо, я останусь в комплекте с почкой, если нет, что более вероятно, то будет у меня на один орган меньше. Ну так себе перспективка.

И тут я начала рыдать. Одно дело говорить кому-то про операцию, другое дело, когда говорят тебе про нее. Почему-то вспомнила "не лечи женщину, рыжего и врача". Ну зашибись, я самый проблемный контингент. Мне нужна почка! Нафига ее 23 года назад спасали, чтобы она работала (а она работала почти как здоровая), и вот сейчас раз и все, нет у тебя почки. Я хочу чтобы хотя бы органы у меня были в полном комплекте. 

Рыдала я до того самого момента, как медсестра пришла за мной, мол, пора. Легла на каталку и тут мне стало смешно. Все как в фильме, двери, лифт, потолок, операционная. Вспомнила "Покровские ворота": " Я лежал обнаженный и беззащитный, они могли сделать со мной все что угодно".
Так вот операционная. Я определенно не должна тут лежать, вот должна в костюмчике стоять, руки обрабатывать. "Сейчас привкус во рту появится, голова закружится, спать захочется" - вспомнила я самую распространенную фразу в нашей операционной

- Сейчас привкус во рту появится, голова закружится, спать захочется - услышала я со стороны. Похоже сие выражение заучивают еще в училище. Круто всю жизнь интересно было что это за привкус, фу мерзко! Действительно, закружилась и все.... Темнота.

Так вот, что я вам хочу сказать, не бойтесь операции, бойтесь того момента, когда вы проснетесь.

Скажу сразу ничего я не видела в наркозе, нигде не летала, просто вакуум, как будто выключили, а потом включили, но почему-то из режима LTE, я превратилась в проводной модем, ну тот который еще через телефон подключался и издавал странные лязгающие звуки.
Сначала просыпается голова. Голова медленно соображает, что происходит, за тебя все еще дышит аппарат, ты не можешь шевелить ни руками, ни ногами, а веки очень тяжелые и не открываются. А вдруг я проснулась во время операции??? Дикий страх, вдруг они там шьют еще, а я уже очнулась. Нет, вроде бы я в одеялке, значит все закончилось. Не знаю сколько я так лежала, может пять минут, а может час. А вдруг про меня забыли?  Тут мне стала мешать трубка во рту, и что с ней делать? Дышать с ней в такт? Вообще не дышать? Выплюнуть? 

- Оля, слышишь меня? - раздался приятный голос.

 Я утвердительно кивнула. Руки с ногами начали постепенно мне подчиняться. Трубку убрали и.... Оказалось, что я разучилась дышать, почему-то хватала воздух как рыба, очень глупо наверно задохнуться после наркоза. Но нет, все тот же приятный голос меня спас. Я смогла разлепить глаза, все двоилось, у него был бирюзовый костюм.
И вот вернулась она.... Болевая чувствительность. И вот мы познакомились с наркотическими обезболивающими. Промедол. Очень приятно, Оля. Не, я не словила кайф, у меня не появились галлюцинации, просто стало тепло и перестало болеть. В реанимации волшебные препараты, мне периодически что-то вводил , чтобы меня не тошнило, чтобы не болело, я спала, дышала кислородом через масочку, просыпалась, отвечала, что все хорошо, снова засыпала, одеялко было мягкое, а кроватка удобная. Ну красота же. Но вот уже в 9 вечера мое счастье закончилось. Мне сказали, что меня спускают обратно из рая с мягким одеялком обратно в палату. Мол, все хорошо с тобой. Прекрасный мужчина в бирюзовом костюме пожелал мне удачи. А одеялко не дадите с собой? 

В палате же меня ждала неудобная кровать, кеторол, который не помогал и чувство боли, которое ну вообще никогда не проходило. Чуть позже оказалось, что из меня торчит множество трубок и из всех течет жидкость ну совсем не физиологического цвета. Даже из той, где должна быть соломенно-желтая, почему-то текла какая-то совсем винная. Еще чуть позже меня обрадовали, что почка на месте, сидит там себе, болит, привет мне передает,
Я капризничала, лежала как безвольная селедка и сбивалась со счета, что там мне вливают в вены и старалась не плакать. Около почки оставили тампон. Это не то, что вы себе представили, это очень много бинта с перчаточной резиной. Короче по этой фигне должен бы происходить отток всего нехорошего после операции. Посему повязка постоянно мокла и я лежала в болоте. Медсестры и санитарки сказали, что это исключительно мои проблемы, а лишнего постельного белья у них нет. Слава впитывающим салфеткам. И Если бы не мама, я бы не знаю, что со мной было. Плохо бы все было, вот что.
На второй день попыталась встать. Мне не понравилось. На пояснице очень много мышц, если представить, что все их развели-разрезали, дабы добраться до почки, становится понятно что к чему. Я почти не ела, меня постоянно тошнило, мне снились кошмары и я была уверена, что ад не закончится никогда.
Когда мне делали перевязку, оказалось, что у меня там не шов ниткой, а металлические скобки. Меня сшили мебельным степллером? Я настолько бревно? Выглядело жутко. Да я вся целиком выглядела жутко. Бледная, угловатая с немытой головой. 
Катетер с мочой меня раздражал, катетер в вене болел, дренаж в боку продуцировал слишком много жидкости и всем это не нравилось. На пятый день после операции убирали тот самый мерзкий тампон. Мой прекрасный доктор (да, в палате сменился врач), убирал его и я всеми силами пыталась вести себя не как двинутая истеричка. 

- Вы там удава что ли достаете? - сморщилась я на кушетке
- Питона, ну 

А вообще чувство было, что ты шляпа волшебника и из тебя тянут нескончаемые платки. Больно. Несмотря на то, что мне дали лекарство. А потом он зашивал оставшееся отверстие, и вот вроде не больно, но чувствуешь как нитка проходит через ткань, и кажется, что там не тонкая леска, а самая натуральная бечевка. Это ты, Оля, выглядишь как самая натуральная бичевка.  Доктор красивый, а ты нет, даже не предпринимай попыток. Тебя даже веснушки не спасут.

Заставляли ходить, кружилась голова, аппетита так и не было. Единственным развлечением было грустно смотреть и ждать, когда к тебе кто-то придет. Круг "кто-то" сузился до мамы, потому что ну кому я кроме мамы по сути нужна.
Распорядок дня был тоже составлен без особых изысков.
С утра будили, измеряли температуру и давление, спрашивали сколько за сутки по дренажу и катетеру, ставили капельницу и  удалялись. Всеми силами я старалась не быть похожей на обросшую кикимору и даже пока не ходила, старательно чистила зубы в кровати, расчесывала волосы и пилила ногти. Потом приходил врач, он был немногословен, если я буду так с пациентками разговаривать, мне царь быстро хвост накрутит. Потом был завтрак, когда я уныло ковырялась в каше, потом снова уколы, снова капельницы. Вечером мы лежали и ждали, когда  зловеще задребезжит тележка, везли инъекции на ночь. Антибиотики были болючие до невозможности, настолько, что на какое-то время это перекрывало боль в боку.  И так каждый день.
Как-то я расхрабрилась и добрела до душа. Моя голова ликовала. В палате зеркала не было, а в душевой мы наконец познакомились. Оля. Очень приятно, угловатый жираф. Девочка из зеркала совсем мне не нравилась. Бледная, с  подгибающимися ножками, даже жирненьких бочков не было настолько, что волчку и не за что укусить. А впрочем он меня уже куснул во всю. 

Слушайте самую главную информацию. Откуда камень взялся? Когда в 1992 году все хотели, чтобы ребенок жил с двумя почками в комплекте, во время операции забыли в почке ниточку-держалку. То есть обычные швы рассасываются со временем, а вспомогательные нитки как бы надобно убирать. А она осталась. И вот как в опыте, когда веточку опускаешь в соленый раствор, на ниточке также вырос камень. Мне потом принесли показали, действительно нитка, действительно камень. Прикольно. 

Я все еще лежу, все еще недомогаю. Хожу уже резвее, вчера забрали катетер, а в понедельник отберут дренаж. Сняли шов, ну то есть скобы. На их месте красовалась тоненькая розовая полосочка, еле заметная. Никаких неровностей, рубцов, небольшое покраснение и все. Шрама больше не было со мной. 



25 комментариев:

  1. Ох, не было печали( Держитесь)

    ОтветитьУдалить
  2. Волчок укусил так укусил.
    У тебя там период сказки "Огонь, вода и медные трубы"? Жжжесть.

    Скорейшего выздоровления, Ольчик!

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Спасибо)) у меня днище какое-то. Я теперь если выйду буду всецело на стороне пациентов

      Удалить
  3. Желаю поскорее выздороветь, чтобы перестало болеть и захотелось кушать. И мама почаще приходила.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Спасибо) есть хочется иногда в самые непредсказуемые моменты, вот засыпаю я и думаю о самса с курицей или о пицце, а утром опять тошнит

      Удалить
  4. Оля, выздоравливай!!! Поправляйся! Очень много эмоций - трудно подобрать слова! Желаю тебе только хорошего и радостного!

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Спасибо, моим страданиям еще 2 недели(

      Удалить
  5. Всё знакомо, очень...но по прошествии 3 лет всё сгладилось, улеглось, под забылось... Как побывавшая в "этой шкуре" Вам искренне сочувствую. Терпение и время Вам придут на помощь.
    Выздоравливайте и верьте, что всё будет хорошо!

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. У меня чувство, что никогда не закончится, но это пока. Спасибо)

      Удалить
  6. Ох! Желаю скорейшего выздоровления и восстановления сил!
    Вот, про ниточку эту думаю.. ..кому-то кусочек забыть.. ..а кому-то потом столько нерадости. ...

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Я не одна такая с ниточкой. Тут особенность врача, больницы и года операции сыграла свою роль. Ну и распад СССР

      Удалить
  7. У жирафа боли, у зебры боли, у Оли не боли! Пусть скорее все пройдёт, поправляйся!

    ОтветитьУдалить
  8. Ни фига себе ниточку забыли...
    Поправляйся!!

    ОтветитьУдалить
  9. Оля, сопереживаю с тобой! Держись, пожалуйста! Все самые лучшие пожелания шлю!!!

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. А чо делать, только держаться и остается))

      Удалить
  10. Анонимный13 июля 2016 г., 13:19

    Оленька, поправляйтесь поскорее! Если очень-очень скверно на душе - посмотрите инстаграм darinamitchenko2 Девушка реально заражает позитивом и не сдаётся ни в каких ситуациях

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Пока инстаграм тольао вгоняет меня в депрессию, но я гляну)

      Удалить
  11. Ох, Оля! Дорого же Вам стоила "косметическая" ликвидация шрама!
    А обстановка в больнице и отношение к пациентам - ох как знакомо! Когда я в Украине "рожала" (кесарево), больше всего ужасало отношение санитарок - самая хамская категория. И это постоянное заглядывание в руку, мол, денег дашь?
    А когда в Канаде кесарили, то тоже скобами "зашили". Я, как и Вы, о таком не знала, когда увидела свой шов после "степлера" - офигела и испугалась. Но в итоге сейчас незаметный шовчик. А выше над ним параллельно блистает грубый украинского пошива рубец от предыдущего КС...
    Такие ситуации заставляют больше заботиться о своем здоровье, чтобы не попадать в больницы. Выздоравливайте поскорее!!!

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Да, тут сестры тоже намекают на денежку. За что?? Я вообще не против благодарить медперсонал, я знаю, что они копе получают, дык веди себя не как сволочь!

      Удалить
  12. Анонимный20 июля 2016 г., 1:21

    Ох, не знала, что Вы такое пережили. Теперь мой комментарий в соседнем посте о занятиях спортом кажется совсем неуместным. В марте этого года прооперировали мою маму - вырезали слепую и восходящую кишки. Я была с ней двое суток после реанимации, поэтому все эти трубки, торчащие из разных мест: и катетер, и дренаж, и зонд в желудок, мне знакомы не понаслышке. И в этом, мягко говоря, мало приятного.
    Также скажу честно: я платила санитаркам и медсестрам за нормальную работу и внимательно отношение, так как через два дня мне надо было возвращаться на работу, а маму не хотелось бросать без присмотра. Платила, правда, не много - 50 грн в сутки (около 2 долларов). Я рассматривала это, как чаевые. Они отнекивались, типа "ой, да не надо, ну что вы..", но брали охотно и за мамой присматривали, не хамили.
    Но вообще печально слышать, что в сфере медицины сохранились традиции говорить пациентам "ты заколебала", и когда попадаешь на больничную койку, приходится "позичати очі у Сірка" - смотреть жалобным виноватым взглядом из-за того, что ты здесь оказалась, что тебе нужна их помощь (и вообще что ты не можешь прооперировать сама себя). Жаль, что в нашем постсоветском обществе все еще существует негласное правило, что чем больше ты нахамил другому человеку, тем сильнее ты его построил, тем ты круче. Доктора хамят пациентам, пациенты хамят докторам и при любой удобной возможности вспоминают "связи". В итоге все друг на друга смотрят волком. Хотя простое человеческое отношение не требует много сил и не стоит ни копейки, а, кроме того, такое отношение больше стимулирует желание "отблагодарить" персонал за хорошую работу и проявленное внимание. В сфере обслуживания , например, официанты давно это уяснили.
    Поправляйтесь скорее, держу за Вас кулачки, и пусть эта черная полоса уже наконец-то закончится.
    С уважением, Анна

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Как я с вами согласна. Мне вдвойне обидно, что в медицине такое происходит. Честно говоря до этой госпитализации я думала, что работает правило как ты с людьми, так и они с тобой. Потому что раньше мне всегда везло, доктора про которых говорили, что они стервозны всегда общались со мной грамотно и по делу, пусть строго, но главное по сути, женщины в жэке и бти не хамили мне, да и вообще. Я уравновешанная, не скандалистка, не истеричка и искренне верила, что слова спасибо и пожалуйста имеют целебную силу даже на самых закоренелых сук. Но тут все пошло не туда. Я за каждый укол спасибо говорила, ну человек работу делал как никак, если мне нужно было что-то я просила нормально, хотя когда болит, хочется именно капризничать и выделываться, ничего не работало.
      Эти медсестры тоже на деньги намекали, но нет, из принципа. Одна была хорошая, то ли в силу возраста (три года работает), тотли потому вто просто хороший человек, мне повезло, что в первую ночь после операции именно она дежурила, подходила каждый час спрашивала как дела, водичку в стакан наливала пить, обезболивала (один фиг, что не помогал кеторол), подушку принесла удобную. И так не только со мной, бабушке в палате напоминала чтобы таблетки свои пила, лежачим еду приносила в палату, да много чего. И ведь она получает зарплату как все, работает в точно таких же условиях, как так. Вот ее хотелось благодарить и обнимать. Хотя по сути это же ваша работа, мы настолько затравлены, что вежливость воспринимается как магия

      Удалить
  13. Оля, поправляйся!
    Человеку бывает лучше, если знает, что всё когда-то заканчивается. Чуть выше Наталья К. прокомментировала, что через 3 года... Осталось 2 года 8,5 месяцев. Начиная работать в медицине (акушерка) я думала, что веду себя верно (согласно этике и деонтологии медработника), а попав в бывшую обкомовскую больницу (повезло через знакомого врача), увидела, что это такое на самом деле. В то время начали госпитализировать не только "вышек", но и простых тружеников. И медперсонал вел себя со всеми, как привык: стук в дверь при входе, напоминание о приеме препаратов (и до и во время и после еды и на ночь). И приглашение на инъекции. И санитарка спросит разрешения передвинуть ваши тапочки...
    Проперированный врач... У нас завроддомом и гинекологией был классным врачом. Еще в начале 90-х женщин после кесарево заставлял подниматься в первые сутки. И персонал вышколил, как вести себя с каждой. Всегда вежлив, аккуратен, внимателен. И тут у него "случился аппендицит"... Неделю с кровати не вставал, судно всегда требовал, обезболивающие "Больно ведь!"
    Еще раз - исцеления!

    ОтветитьУдалить