суббота, 3 октября 2015 г.

Нос

Когда ты живешь весь такой из себя полноценный с обеими руками, ногами, всеми органами чувств в комплекте и каким-то подобием мозга в голове, то ты как бы не задумываешься, как бывает плохо без них. Есть и есть, так и должно быть.

Зимой я шарахнула коленку о бетонные ступеньки и пока внутри сустава был фарш и активно продуцировались литры жидкости, я страдала настолько, что 90% моих мыслей были заняты ногой и тем как она скрипит, болит и отравляет мое и без того не сильно радостное существование, поэтому после весеннего чудесного исцеления и задалбывания травматологов "а мне точно больно не будет?" и "а вы если что точно женитесь на мне?", я еще месяца три благодарила всевышние силы за способность передвигаться без дискомфорта.

Как-то пару раз у меня рвались линзы и я добиралась домой со зрением минус три и чувствовала себя как будто мою жизнь нарисовал Клод Моне еще до операции на катаракте. Когда я плохо вижу, я заодно и плохо слышу, поэтому обычно похожу на пьяного крота, который искал выход из своей норы и случайно очутился в метро. Как я не разбила нос о многочисленные колонны, не навернулась на эскалаторе и не рухнула на рельсы большая загадка, как и в принципе все мое существование.

В этот же раз судьба злодейка лишила меня самого незначительного на первый взгляд чувства - обоняния. Это вам не зрение, когда живешь как будто под одеялом, и не слух, когда ты в аквариуме и совсем жопа, это какое-то особо неважное обоняние, ну не чувствуешь ты запахи ну и фиг с ними, по утрам на улице пахнет помойкой, в автобусе от людей перегаром, а в больнице гноем и антисептиками, так что небольшая на первый взгляд потеря.

Все началось с момента, когда моя соседка по рабочему столу благополучно заразила меня очередной демисезонной простудной фигней, а мой и без того хромой организм радостно отреагировал на новую инфекцию и тут же заболел.
Сначала болело горло, потом я нагревалась как лампочка Ильича, а потом сипела. Все это происходило на работе, и выглядела я откровенно как фиговый доктор, который не в состоянии сам себя вылечить, да еще и пытается заразить и без того мнительных беременных мамзелей. А когда пропал голос, мамин начальник и вовсе пытался мне предложить свою реанимационные услуги, мало ли чо.
Последним сдался нос, который в одно прекрасное утро накопил в себе три литра соплей и не собирался раскладываться, несмотря на то что капли в него лились рекой. Когда заложен нос не чувствовать запахи это нормально, а вот когда его наконец внезапно пробило, то это уже немного неправильно.
Утром после дежурства, когда я пыталась превратить себя в человека, который отдаленно напоминает молодую милую девочку, а не несуразного растрепыша, я подумала, что все тленно и пусть хотя бы от меня будет идти прекрасный шлейф духов. Ну и пшкнула куда-то в область ключиц, и ничего не почувствовала. И еще раз.И на запястья. И на волосы. И опять ничего. Когда в дежурке нарисовался Валера, то вместо доброго утра я услышала недовльное: "Ты отравить меня хочешь что ли?".
И тут я поняла, что что-то не так, нет, это чувство меня преследует всегда, но тут особенн. Духи не пахли. Утренний чай был по вкусу не ароматнее чем горячая вода, антисептик в операционной не отдавал спиртом, а пока все сдерживали рвотные позывы в приемном покое, осматривая женщину, которая проходила с тампоном внутри месяц, я не испытывала никаких эмоций, дышала полной грудью и спокойно собирала анамнез.
По приезду домой, дом не пах домом, кот не пах грибами (да о него несет шампиньонами и я не знаю почему), мамин вкусный пирог был не вкуснее чем кусок поролона и вообще как-то грустно было.
Я наивно подумала, что так бывает, скоро спадет отек и обонятельные луковицы снова заработают на полную мощь. Но на следующее утро было точно также, и через два дня и через пять. К концу недели я окончательно забеспокоилась, мир стал окончательно серым и все стало неприлично одинаковым. Если закрыть глаза, фиг разберешь где я, дома, в кофейне или на работе.
Еще меня безумно беспокоило, что я могу вонять и не подозревать об этом, и это окончательно сводило меня сума, а еще мысли о том, что я не узнаю об утечке газа дома или о том, что горит проводка не добавляли оптимизма. То есть узнаю конечно, но слишком поздно.
Я стала усиленно экспериментировать. Эфирные масла не пахли, нашатырь тоже и даже всемогущая звездочка, коей я щедро намазала нос не вызывала никаких признаков "аааа о боги, что это за адская смесь на мне!". Тетя-ЛОР сказала мыть нос морской водой и делать массаж пазух. Все было бесполезно.
Кроме всего от моего носа страдали все в округе, потому что ныла я не то чтоб регулярно, а постоянно, а еще рассуждала вслух какой шанс, что обоняние никогда ко мне не вернется.

И как-то в воскресенье мне сказали закончить ныть, одеть себя в пальто а-ля Анастасия, и вывели гулять литературный квартал.
Это был один из немногих солнечных осенних дней и вообще на улице было безумно красиво.

- Наверно листья пахнут потрясающе пряно - затянула я любимую песню
- Я бы так не сказал
- Ну как, они такие хрустящие и пахнут осенью
- Перегноем и собачьими какашками


А ведь правда, у каждого времени года есть запах, у всего, блин, есть запах, только я не чувствую. Летом пахнет озоном и цветами, зимой - снегом, в деревне травой и коровами, на море солнцем и солью, у бабушки дома пирогами и старыми книгами, а на работе... больницей, чем там еще пахнуть может.

Мы проходили мимо памятника Попову, шутили плоские шутки про то, что радио рядом с ним больше похоже на прибор из фильма про охотников за приведениями и искали свободную лавочку.

- Давай уйдем отсюда, эти цветы на клумбе ужасно пахнут - констатировала я. 
- ЧТО ТЫ СКАЗАЛА?
- Ну цветы какие-то удушающие, не чувствуешь что ли?
- Еще раз!
- Цветы пах.... О БОЖЕ! ОНИ ПАХНУТ!!


Не знаю, что это были за противне красные цветуечки, но в тот момент они казались мне самыми прекрасными, я даже умыкнула один в качестве индикатора внезапно вернувшегося обоняния.
К вечеру стало все совсем на свои места. Чай пах облепихой, волосы шампунем, и впервые за две недели ко мне вернулся аппетит, поэтому без зазрения совести я ела огромный бургер, который как и подобало пах грилем, луком и всем сразу.

Как только я оказалась дома, я стала перебирать весь свой парфюм, потому что каждый из них особенный. Есть который пахнет больницей на Эльмаше. Да, звучит вообще не клево. Как-то К сказала, мол, от меня пахнет 23 больницей, а я всего-то месяц ими душилась каждый день на практику. Кристина Агилера ни в чем не виновата, но да, ее аромат теперь реально пахнет больницей. Шанель вот пахнет Прагой, а Флора Гуччи Новым Годом и немного роддомом. Есть духи, которые можно назвать "Привет, редактор, так вот ты какой в жизни, пошли за коньяком", а есть которые пахнут Одессой (на самом деле конфетами, но Одессой тоже), есть даже которые напоминают мне наш поход на ночь Доктора и вообще о Челябинске (хоспати, производители духов повесились бы от таких поэтичных сравнений), а есть которые проститутошную фотосессию (нет, не покажу. нет). Еще стоят совсем старые, типа Нины Риччи, яблочко напоминает про 11 класс школы, а Гипноз про первый курс. Есть еще те, которые спрятаны в тумбочке, и я их не беру, потому что духам не повезло оказаться на мне в период жизненной жопы. А самые последние стали внезапно пахнуть полученным сертификатом, Омском и Новосибирском, что звучит примерно на том же уровне, как и "от тебя пахнет больницей"

И этого всего я была лишена, а в итоге сидела с пузырьками, вдыхала запахи насколько хватало легких и жмурилась. В духах важно не то, сколько там в них нот и композиций напихано, а какие воспоминаний и чувства они вызывают. Вызывают сильнее чем старые переписки и фотографии, будоражат так же как и старые забытые песни, которые внезапно всплывают в плейлисте.

Запахи это важно, это огромный пласт наших воспоминаний. Кисель пахнет школой, а пирог с брусникой детством, от старого пледа веет спокойствием, от вымытых полов чистотой и дачей, от бактерицидных ламп и медикаментов мамой.

Утром было так прекрасно, улица пахла сыростью, дорога выхлопными газами, а метро тем волшебным запахом не знаю чего (нет не бомжами), казалось, что я заново начала жить, даже бальзам Звездочка казался великолепным и неповторим.

Короче, не болейте, а то будете как я ходить, ныть, бесить всех. Сейчас глубокая осень, так что цветы с волшебной клумбы уже сдохли, посему берегите себя.


6 комментариев:

  1. Оля, рада, что ты теперь абсолютно здорова! :)
    Обоняние - это хорошо, но мне иногда кажется, что если бы моё работало не на полную катушку, то сделало бы меня ещё чуточку счастливее. :)))

    ОтветитьУдалить
  2. О, я бы, наверное, тоже панику бить начала. Еще какую! Очень яркие и уютные осенние фотографии))

    ОтветитьУдалить
  3. Романтишный конец - в духе осени и Пушкина.
    А вообще да, насчет духов, я как-то и не задумывалась об этом вовсе.

    ОтветитьУдалить
  4. А у нас еще вполне себе жарковато. Днем до +26. Вечером до +18 скатывается. Но ничего, мы терпим. Мы же понимаем, что осень...

    ОтветитьУдалить
  5. Когда у моей подруги пропало обоняние больше чем на месяц (гайморит), она говорила, что отдала бы все на свете, чтобы почувствовать запах своих детей.

    ОтветитьУдалить
  6. А я живу со слабым обонянием в принципе. Я единственная в группе могла говорить с мальчиком от которого разило так, что все отсаживались. Я слабо чувствую запахи духов, цветов, еды и прочего. Вот только резкие запахи - газ, бензин, табак и грудные дети (вот этот запах вообще фу-фу-фу) - как молнией поражают. А иногда случается волшебство и я начинаю чувствовать все запахи без засовывания носа в банку и мне наоборот хочется все выключить - я хожу и спрашиваю "как можно жить в этом мире с запахами?"
    С папой смеемся, что у нас с ним на двоих память и нос - у меня слабый нос, но хорошая память, а у него слабая память, а носом он может такое учуять, что прям обнять и рыдать.

    ОтветитьУдалить